Домой Популярно К 450-летию первого русского города на Кавказе

К 450-летию первого русского города на Кавказе

1536
0

Еще до окончательного обоснования на Северном Кавказе терцев и гребенцов подвижные казачьи группы с середины XVI века появлялись в устье Терека (особенно на острове Чечене), а затем и в его среднем течении («Усть-Сююнчи реки»). В дальнейшем казаки прибывали на Северный Кавказ в основном из Астрахани по проторенным и освоенным водным путям. Основное «гнездо» строившихся ими городков находилось в устье реки Сунжи. Здесь существовали казачьи городки: Шадрин, Кирьяков, Степанов, Семенов, Барматов, Вязанов, Червленый, Наурский… Некоторые из них назывались местными именами — Оксай, Аргун.

Массовое переселение народа на окраины Русского государства, на Дон, а потом на берега Волги и Терека, стало главной причиной образования казачества. В момент появления вольных казаков на Тереке они не представляли собой какую-то конкретную группу выходцев из определенного района Руси. Это подтверждает представление о казаках в документах XVI-XVII вв. как о беглых «сходцах» и «гулящих» людях из различных районов страны (от Русского Севера до «рязанских Украин»). Таким же было и терское казачество, включавшее на протяжении истории разноплеменных выходцев, в том числе и из среды соседних горских народов. В числе терско-гребенских казаков того времени упоминаются имена и фамилии явно местного происхождения — такие, как Байтерек, Евлаш, Агрыжан, Тагайпс, Кардавил, Яхдаш, Бармата, Остай, Досай, Асанко, Ураков, Иван и Андрей Новокрещеновы.

Первые русские крепости на Северном Кавказе были построены в начале второй половины XVI в. по просьбе наиболее дальновидных северокавказских владетелей, остро нуждавшихся постоянном присутствии русских «воинских» служилых людей. В свою очередь, русское правительство ставило эти крепости в надежде превратить их в опорный пункт своего влияния для того чтобы оказывать необходимую помощь северокавказским союзникам России. Прибывшее в 1566 г. в Москву очередное кабардинское посольство от тестя Ивана Грозного князя Темрюка Идарова просило построить крепость в устье Сунжи, чтобы иметь защиту и постоянную воинскую силу от нападения крымских татар и османов. Царь согласился и повелел поставить такую крепость «по челобитию кабардинского Темрюка князя черкаского».

Спустя год крепость (деревянный рубленый город), снабженная артиллерией и с гарнизоном из присланных стрельцов, боярских детей и служилых казаков, была построена. Использовав это событие как повод, султан и крымский хан совершили на северокавказские народы — союзников России — и на русские территории ряд походов и набегов. Во время наибольшего осложнения внешнеполитической обстановки Россия вынуждена была снести этот городок. Окончательно русская крепость на Тереке была отстроена лишь в 1588—1589 гг. Этому способствовали развивавшиеся экономические и политические связи России с народами Северного Кавказа и Закавказья, а также ее упрочившееся положение на Кавказе. Возведение Тюменского городка, получившего вскоре название Терки, было также связано с просьбой кахетинского царя и кабардинских князей. Город Терки к началу XVII в. стал важным центром политических и экономических связей России с народами Северного Кавказа и Закавказья. В нем постоянно находился воевода, стоял гарнизон из стрельцов, служилых терских казаков и новокрещенов из горцев.

Административным центром Терков был свой небольшой Кремль (Малый город), внутри которого стояли воеводский двор, приказная изба, аманатные избы, пороховой погреб, житница, церковный собор и полторы сотни жилых домов. К Кремлю примыкал Земляной, или Большой, город, окруженный земляными укреплениями с башнями и раскатами, глубоким рвом. Внутри Большого города располагались торговые ряды, три гостиных двора, куда съезжались купцы, харчевни, две приходские церкви, таможня, полковые избы, кружечный двор.

В 90-х годах XVI в. из Кабарды в Терки после острых феодальных междоусобиц выехали
на постоянное жительство князья Куденет Камбулатов и Сунчалей Янглычев со своими узденями и холопами; затем к ним добавились и другие выходцы из среды местных горских народов Северного Кавказа (чеченцы, ингуши, кумыки, татары). Уже в первой половине XVII в. под стенами Терского города сложились «слободы великие», занятые северокавказским населением: Черкасская, Окоцкая, Новокрещенская и Татарская. Самой крупной была Черкасская слобода. К концу XVII в. в ней насчитывалось 175 дворов, а в Окоцкой — 160 дворов потомков окочан. В целом же общее число выходцев из среды горских народов Северного Кавказа чуть ли не в три раза превосходило число русского населения в городе.

В Терки в надежде на защиту от набегов и притеснений со стороны феодалов на протяжении всей истории города прибывали беглые холопы северокавказских владетелей. Очень часто последние обращались и к местным властям, и с челобитными на имя царя с просьбой вернуть их обратно, но, если беглый крестился (принимал православие), его не имели права выдать назад. Население зареченских «слобод великих», как правило, находилось на службе у Русского государства (переводчики, послы, проводники, служилые «воинские люди»). Именно местное население и было одним из тех связующих звеньев, посредством которых осуществлялась политика России на Северном Кавказе, а также крепились дружеские связи русского народа с народами всего Кавказа.

Поделиться

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here