Домой Популярно За чьи интересы боролся шейх Мансур?

За чьи интересы боролся шейх Мансур?

166
0

Причины возникновения движения в Чечне под водительством шейха Мансура (Ушурмы)

В последней четверти XVIII в. в Чечне, как и на всем Северном Кавказе обострились социальные противоречия между феодалами, знатью сельских общин и рядовыми горцами. Противоречия усиливали не прекращавшиеся на Северо-Восточном Кавказе междоусобицы. Горские крестьяне оказывали сопротивление и при сборе ясака силой (1), утраивали открытые вооруженные восстания. Это заставило горских феодалов искать военной помощи для подавления выступления крестьян у российской администрации. В 1755 г., например, чеченские князья Чопан и Магомет Турловы, уздени и другие богатые и знатные чеченцы решили поселиться ближе к русским укреплениям. При этом княжеские уздени заявили представителю русских властей ротмистру Батырову, что если им будут даны гарантии, то они заставили бы и крестьян поселиться при владельцах (2).
За помощью к русским властям обращались и горские крестьяне. В своих обращениях они просили не разрешать произвольно увеличивать подати и защитить их от лихоимства знати. В 1768 г. крестьяне подали жалобу русским властям на своего владетеля Али-султана. «Алпсултановой никакой правоты нет,— говорилось в прошении,— и он их разоряет понапрасну и народ совсем обманывает, почему они ево и за владельца принимать и почитать не хотят» (3). В свою очередь, владетели и старшины, обвиняя простых горцев в нарушении порядка, ослушании и измене России, просили силою оружия наказать и принудить крестьян к покорности.
Кавказская администрация принимала эти взаимные жалобы. Для охраны феодалов выделялись отряды казаков, и в то же время некоторые представители горской верхушки наказывались за противоправные действия. Объясняя свое недовольство, владетель Али-султан писал: «Видели мы напред сего немалые себе обиды во время бытности господина генерала де-Медема к притеснению нашему, что под предлогом убийства нами армянина взыскано с нас напрасно до 6 тыс. баранов, да 180 руб. денег. Да сверх того, захватили у узденя нашего аксаевские владельцы наглым образом до шести же тысяч баранов и пять человек „ерысей», да отняли у нас хлебопашные места, состоящие за рекой Койсу; да и других обид было нам не мало» (4).
В ряде случаев горские владетели, движимые чувством личной обиды, поднимали мятежи против русских властей. Такими по характеру были выступления князя Айдемира в 1758 г., Али-султана – в 1768 г. Естественно, что при таких выступлениях больше всего страдал народ. Поэтому очень часто трудящиеся горцы стремились размежеваться с феодалами. Так, в 1768 г. они объявили русским властям, что они никогда «сообщниками адисултанскими быть не желают и подражать ему не хотят, а надеясь на высочайшие е.и.в. милость и благоволение, имеют состоять в прежней своей верности» (5).
Среди горских феодалов и руководителей сельских общин были и такие, которые враждебно относились к России, настраивали трудящихся горцев против русских. Против России
была настроена и большая часть местного мусульманского духовенства. Они обычно и возглавляли группы таких недовольных. При этом духовенство руководствовалось корыстными
интересами: боязнью лишиться своих доходов и привилегий, стремлением захватить власть и право присваивать труд горских крестьян.
Социальные противоречия еще больше усугубились вмешательством других государств. Правительство турецкого султана, никогда, не оставлявшее мысль прибрать к рукам Кавказ,
изо всех сил старалось помешать укреплению позиций России на Северном Кавказе. Готовясь к новой войне с Россией, османы активизировали подрывную деятельность на Кавказе. В начале 80-х годов XVIII в. на Северный Кавказ было заслано большое число эмиссаров Порты, которые чаще всего выступали под видом шейхов, дервишей, мулл. Они вели антирусскую
пропаганду, призывали «правоверных» выступить в «защиту от посягательств неверных». В письме к феодалам Северо-Восточного Кавказа ахалцыхский Сулейман-паша писал: «Всякий, кто
в ревности своей ждет истреблять врагов, угоден богу, а кто поразит одного из неверных, тот получит отпущение грехов: вечный рай будет воздаянием» (6). Антирусская пропаганда
подкреплялась щедрыми подарками султана. Только одному Умма-хану аварскому было передано денег 500 кис(7).
В такой обстановке в 1785 г. в Чечне развернулось движение под водительством жителя чеченского села Алды Ушурмы (шейх Мансур). В своих публичных проповедях он, наряду с
пропагандой общемусульманских догм, призывал подняться на «священную войну». Религиозные проповеди вместе с демагогическим пророчеством об «избавлении правоверных от гнета и
притеснений» нашли отклик среди разобщенных и отсталых горцев. В аул Алды стали стекаться недовольные своим положением чеченцы. К Ушурме примкнула и часть кабардинцев и кумыков.
Позднее аксаевские и эндереевские кумыки, объясняя причины, побудившие их примкнуть к шейху Мансуру, писали, что они терпели обиды и притеснения от владетелей, «просили им
запретить отнимать у нас безвинно скот наш; за воровство же и шалости наложить на творящих оное штраф… Но не видя укрощения, принужденными нашлись, согласясь с другими, присягнуть имаму с тем, чтобы разбирались ссоры и тяжбы по закону… включая при этом и то, чтоб быть к
России в верности» (8).
В движении шейха Мансура сразу же ведущее место заняли представители мусульманского духовенства, а также такие феодалы, как кумыкский владетель Али-султан, кабардинский князь Дол, осетинский алдар А. Дударов и другие, а также феодализирующаяся знать Чечни. Сообщая о движении Ушурмы, неплохо осведомленный в делах Кавказа османский комендант Сунджук-кале
писал великому визирю Порты, что «шейх Мансур смог привлечь наивные элементы к себе, а также любителей воровства и грабежей» (9). Таким образом, социальная и национальная база
движения Ушурмы оказалась довольно пестрой. Но, несмотря на это, наибольшее число участников движения составляло горские крестьяне. Сумевшие захватить руководство движением мусульманское духовенство и феодалы надеялись использовать стремления трудящихся в своих корыстных интересах.

Список исторических источников:
1.ЦГА ДАССР. Ф. Кизлярский комендант. Оп. 1. Д. 2709. Л. 43.
2.Там же. Д. 2901. Ч. 2. Л. 45.
3.АВПР. Ф. Кабардинские дела. 1776—1778 гг. Оп. 115/1. Д. Б/н. Л. 24.
4.ЦГАДА. Ф. 23. Оп. 1. Д. 13. Ч. 12. Л. 261.
5.АВПР. Ф. Кабардинские дела. 1776— 1778 гг. Оп. 115/1. Д. Б/н. Л. 24.
6.Смирнов Н. А. Шейх Мансур и его турецкие вдохновители // Вопр. истории. 1950. № 10.
С. 20.
7.Бутков П. Г. Указ. соч. Т. 2. С. 178.. Каждый кис («мешочек») содержал 500 турецких пиастров.
8.ЦГАДА. Ф. 23. Оп. 1. Д. 12. Л. 329.
9.Документ из турецкого архива. Цит. по кн.: Bennigsen A. Un mouvement populaire an Caucase an XVIII s. // Cahiers du monde russe et sovietique. P., 1964. Vol. 5, 62. P. 198.

Поделиться

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here