Домой Популярно 85-летию профессора В.Б. Виноградова посвящается…

85-летию профессора В.Б. Виноградова посвящается…

655
0

«НАМ ОЧЕНЬ ПОВЕЗЛО, ЧТО ОН БЫЛ РЯДОМ С НАМИ СТОЛЬКО ЛЕТ…»

Говоря о личности В.Б. Виноградова, невозможно вначале не коснуться судеб его детища — Кавказоведческой Школы. Когда думаешь о том, что с момента ее создания прошло уже 60 лет, в это верится и не верится. И страшно жалко, что до юбилея не дожил основатель Школы, Виталий Борисович Виноградов. Долгие годы мы вели отсчет основания Школы с 1964 г. Но в 2003 г. Учитель углубил эту дату на год, в 1963 г. Почему он так сделал? На этот вопрос нам дают ответ слова из знаменитой песни: «Я часто время торопил, пускай я денег не скопил, мои года — мое богатство». Он хотел дожить до юбилея своего детища и все равно не успел… [2].
Говоря о становлении коллектива, невозможно не начать с грозненского периода его деятельности. Он заложил основы работы коллектива на долгие годы, определил его дух, атмосферу, настроение, отношение к жизни. Это был замечательный и во многом уникальный опыт рождения научной школы из студенческого кружка, где многое зиждилось на энтузиазме, на молодом задоре, на желании совершить что-то необычное, свернуть горы. Много лет приходилось пробиваться в науку, причем науку по редкой и экзотической специальности — археологии, которая мало востребована в обществе, а в советский период признавалась на местах даже идеологически вредной, без аспирантуры, без каких-то, как сейчас говорят, бонусов, опираясь только на моральную поддержку Учителя, самых близких людей — родителей и собственное желание достигнуть своей мечты. Разумеется, людей, которые смогли пройти такой путь, особенно среди тех, кто пришел в кружок в 1960-е гг., было очень немного. Прежде всего, это касалось парней, которые всегда стремятся быстрее устроиться в жизни менее склонны к романтике. И не стоит удивляться, что первые кандидаты наук появились спустя долгие годы после возникновения кружка в 1963 г. Но что примечательно, их, все же, дала именно сильная половина коллектива. «Первенец» будущей Школы В.А. Петренко «оперился» только в 1980 г., а следом за ним — автор этих строк в 1983 г. Как видите, дистанция, согласно классику, была огромного размера. Но количество все же неуклонно переходило в качество. И вот наступила знаковая эпоха 1980-х гг., когда, несмотря на всевозможные трудности, препоны, а то и чье-то недоброжелательство, дипломированные специалисты стали появляться один за другим: Х.М. Мамаев, Т.С. Магомадова, Н.Н. Бараниченко (Великая), Д.Ю. Чахкиев, С.Н. Савенко, Т.Н. Нераденко (Власова) и другие. В 1986 г. В.Б. Виноградов со своими сподвижниками создали археологическую лабораторию, а спустя год — и уникальную кафедру истории народов Северного Кавказа, которая и сегодня не имеет прецедентов. Оставаться только в рамках археологии было уже невозможно, и те, кто мыслил себя первоначально исключительно в этой науке, должны были осваивать смежные и параллельные исторические дисциплины — в регионоведении, всеобщей истории. Такова судьба тех, кто преподает в высшей школе. Да и политическая обстановка обязывала (и обязывает ныне!) заниматься проблемами региональной истории, которая имеет такое огромное влияние на нашу жизнь.
Вскоре трагические события в Чечне прервали ощутимые и нелегкие успехи динамично развивавшейся Кавказоведческой Школы. Вспоминать те времена очень трудно, хотя память все время возвращается к местам, близким и родным с детства. Поэтесса Верба (литературный псевдоним Ю.В. Артюхович) написала такие строки, которые болью созвучны многим бывшим грозненцам.

(Сергею Дудареву)
Я не выдержу долгой разлуки.
Я пройду переулком знакомым,
И согреет холодные руки
Теплый пепел сожженного дома
Подниму, как подкову на счастье,
Уцелевший кирпичный обломок:
Камень с траурной черной печатью —
Теплым пеплом сожженного дома.
С опаленного поля седого
Соберу урожай бесполезный —
Теплый пепел сожженного дома,
Горький вкус поцелуя над бездной.

При всех драматических коллизиях того времени, они открыли дорогу для нового этапа развития Школы. В 1992 г. ряд «виноградовцев» во главе с Учителем, уехав в Армавир, смогли продолжить свои начинания на новом месте.
Именно с Армавирским госпединститутом, который преобразовывался впоследствии, то в педуниверситет, то в академию, то снова в педуниверситет, отражая сложные перипетии в российском высшем образовании, связано второе рождение Кавказоведческой Школы. Именно в главном Армавирском Вузе она смогла добиться наибольших результатов. Достаточно посмотреть соответствующие разделы сборника, вышедшего к юбилею нашего коллектива, особенно библиографию основных научных сериалов, выпущенных Кавказоведческой Школой [3]. Такому многоцветию и плодотворной многогранности трудно найти аналогии в научной и вузовской практике России. Армавирский вуз, с доброжелательной помощью В.Т.  Сосновского, а затем А.Р. Галустова, инициировавших и поддерживавших и создание кафедр и аспирантур по всеобшей истории, археологии и регионоведению, и благодаря живительным молодым силам студенчества, из среды которого впоследствии выросли новые коллеги, стал поистине судьбоносным для нашего коллектива.
Ряд теперешних преподавателей истфака — это выпускники и члены Кавказоведческой Школы: И.И. Басов, С.Н. Ктиторов, А.Л. Пелих, Ю.В. Приймак, Л.Н. Хлудова, А.А. Цыбульникова. Есть среди них членов Школы научные и педагогические работники Краснодарского края — С.Д. Кайтмесова, М.Ф. Титаренко, и др. К старейшим членам коллектива принадлежат Н.Н. Великая и С.А. Голованова, пребывающие ныне, как и автор этих строк, на заслуженном отдыхе. Становились специалистами высшей квалификации и ученики В.Б. Виноградова из Владикавказа, Махачкалы, Пятигорска, Ростова-на-Дону и других городов страны: Г.Н. Вольная, Н.Н. Гарунова, Ю.Ю. Клычников, З.Б. Кипкеева, В.А. Матвеев, С.Н. Савенко, и др. Трудится в Санкт-Петербурге один из сыновей В.Б. Виноградова — Б.В. Виноградов, все больше воплощая принципы и мировоззрение Школы в своих поэтических опытах. В рядах Школы находятся и такие достойные продолжатели дела В.Б. Виноградова, как видный деятель казачьего движения России Н.М. Еремин (г. Губкин Белгородской области). Хранит традиции нашего сообщества и С.Б. Бурков, пристально изучая его разнообразный опыт (г.  Владикавказ). Долгие годы воплощала в жизнь наработки Школы как в науке, так и в воспитании молодой смены Т.Н. Нераденко (Власова) в г. Черкассах (Украина). Ныне Школа, широко известная на только на Северном Кавказе, но и далеко за его пределами, имеет статус межрегиональной. Впрочем, только Бог знает, как нелегко сохранять творческий потенциал коллективу, 10 лет работающему без своего неутомимого лидера. И дело не только в отсутствии в наших рядах этого выдающегося ученого — главного мотора и генератором идей коллектива. Бюрократизация и коммерциализация высшего образования, процветание формализма создают, нередко, труднопреодолимые препятствия для креативной научной деятельности, становясь некоей самоцелью. Невозможно не вспомнить строки автора, близкого к одному из членов нашего коллектива: «Господи, дай же силы мне агонию дней побороть».
В эти дни память все больше и больше возвращает нас к личности В.Б. Виноградова. Учитель обладал колоссальной работоспособностью. С молодых лет у В.Б. Виноградова распорядок дня был подчинен исключительно творчеству. Он привык ложиться очень рано, и вставать среди ночи, чтобы начать трудиться над очередным текстом на машинке, стук которой был, наверное, самым распространённым жизненным шумом в его быту. Шеф обладал потрясающей коммуникабельностью и умением расположить к себе многих людей, поддерживать в людях дух оптимизма и хорошего настроения, что особенно было важно в экспедициях и на археологических практиках. В экспедиции Виталий Борисович вставал раньше всех и будил лагерь своим бодрым, зычным, призывным голосом, отпуская шутки и стремясь создать приподнятый, позитивный настой у людей на работу и быт. Для каждого он мог найти тему, никого не обходил вниманием, обладал способностью увидеть и предотвратить назревающий конфликт.
В.Б. Виноградов очень целенаправленно находил себе тех, с кем собирался заниматься наукой. Приходя на встречи со студентами в самом начале учебного года, или на лекции он опытным и верным взглядом выделял способных и лучших, увлекая их за собой. Как верно написали однажды коллеги из Краснодара, Учитель умел вызывать симпатию, а то и влюблять в себя. Вокруг него всегда было много молодежи, особенно притягиваемых его сильным человеческим и мужским обаянием студенток. Эта аудитория была для В.Б. Виноградова средством мощной энергетической подпитки. Как-то еще в середине 1970-х гг. Шеф в шутку процитировал мне выдержку из какого-то журнала, в которой некий «эксперт» рассуждал об особых типах темперамента.
Среди них был и так называемый «пикник» (с ударением на первой «и»)  — человек, для которого те или иные удовольствия жизни или приятные эмоции служат, прежде всего, стимулом для занятия любимой работой. Это было попадание в самую точку. В  жизни В.Б. Виноградова все было подчинено именно работе. Он вовсе не был, на самом деле, как могло кому-то показаться, этаким «массовиком-затейником», которого хлебом не корми, но дай рассказать на лекции очередной анекдот с «перчиком», или соленую шутку, или очаровать симпатичную студентку, да еще сопроводив свою «деятельность» поцелуем в упругую щёчку. Как ни парадоксально, но такая «подзарядка» энергией своих воспитанников доставалась Шефу нелегко. Порой, он признавался мне в том, как трудно ему находиться «весь вечер на арене», или быть где-то на людях, поскольку приходится постоянно преодолевать свою внутреннюю стеснительность (!!; многие, кто знал В.Б. Виноградова, могут в это не поверить). Виталий Борисович в таких случаях нуждался в присутствии рядом тех, кого он знал долгие годы. Со временем роль публичного человека давалась ему все труднее — сказывались перенесенные четыре операции, тяжкая автомобильная катастрофа, и колоссальное переутомление. Ведь он не только питался молодой энергией учеников, но и еще больше отдавал ее в беседах, консультациях, лекциях и просто в задушевных, доверительных разговорах. Учитель стойко преодолевал невзгоды, ибо обладал несгибаемым мужским характером, благодаря которому он был настоящим Лидером и Защитником своих учеников и добился больших успехов в науке и организационной деятельности. Несомненно, Виталий Борисович, был харизматической личностью. Есть его фотография на кафедре в Армавире (на с. 164), где он устремляет на зрителя взгляд, под которым и годы спустя чувствуешь себя почти-что учеником-первачком.
Несмотря на, как кому-то казалось, имидж человека с большим чувством юмора, общительного весельчака, В.Б. Виноградов мог быть очень жестким и решительным, умея, например, быстро поставить на место и не в меру ретивого коллегу, и нарушившего правила общения ученика. Одновременно Учитель являлся человеком, обладавшим большим даром убеждения. Будучи ярким полемистом, не дававшим спуска оппонентам, он был одновременно, особенно с годами, также и тонким, осторожным дипломатом.
Вся его жизнь была подчинена Делу, которое было главным его призванием, и ради него он мог пожертвовать всем, прежде всего, своим здоровьем и материальным благополучием. Даже самые близкие люди были для В.Б. Виноградова на следующем месте после всего того, что связано с призванием. Однажды, во время совместной поездки, под стук вагонных колес, Наставник признался мне, что если на одну чашу весов поместить его жену и детей, а на другую дело, то он выберет именно его.
Виталий Борисович был человеком совершенно самодостаточным. Жил он очень скромно, а в последние лет 15–20 своей жизни вообще мало обращал внимания на внешний достаток и его аксессуары, в том числе домашние. На лекции Шеф обычно путешествовал со старой коричневой нейлоновой сумкой вместо респектабельного профессорского портфеля. Так же мало он думал и об одежде и соответствии моде. Виталий Борисович никогда не носил галстука, предпочитая совершенно свободный, максимально неофициальный и неторжественный стиль в одежде. Отношение Шефа к техническим новинкам было консервативным, он не принимал современных веяний, не умел и не хотел пользоваться гаджетами, что однажды едва не кончилось для него очень печально.
Разумеется, Учитель не был каким-то принципиальным аскетом, он вообще был человеком очень земным, поскольку любил посидеть в компаниях с учениками за рюмкой водки или коньяка (или вообще того, что было в данный момент в магазине, особенно в скудные для нас, потерявших свой кров, 1990-е гг.) и пирожками из соседней столовой. На этот счет В.Б. Виноградов был весьма демократичен. И вот тут-то и надо сказать о том, что именно ученики были его главными и, зачастую, единственными Друзьями. Даже уходя в далекую от науки жизнь, они не забывали о нем, и годах проведенным рядом с Учителем и Шефом. Они помнили знаковые эпизоды их совместной работы и его деятельности под руководством ближайших сподвижников Виталия Борисовича.
Конечно, у Шефа были и личные давние еще студенческие друзья, и приятели, но жили они далеко, и общение с ними становилось со временем эпизодическим и виртуальным, тем более что постепенно друзья один за другим уходили из жизни. Большим Другом В.Б. Виноградова был его старший брат Павел Борисович, которому Учитель поверял все, что происходило в его жизни. Но и с ним встречи были нечастыми, по причине проживания П.Б. Виноградова в Твери, а после 1998 г. В.Б. Виноградов за пределы Северного Кавказа уже не выезжал. Братья обменивались между собой письмами и звонками по телефону. Кстати говоря, после В.Б. Виноградова осталось богатое эпистолярное наследие (несколько тысяч писем от коллег), которое все еще ждет своего исследователя как интереснейший источник [4]. Ученики же были самыми желанными собеседниками и партнерами по общению, потому, что за шутками и прибаутками, дружеским «чаем», неизменной сигаретой (при том поразительно, что курить Учитель стал с 29 лет), хоровым пением под гитару в экспедиции, просто на лоне природы, в кафе, и пр. стояло в своей основе всегда все то же Дело, на которое были нацелены все помыслы Шефа. Ему-то он сознательно и принес себя в жертву, работая из последних сил на износ. На полноценный же отдых не оставалось ни времени, ни желания… О таких людях, как Учитель, Б. Окуджава однажды написал: «Главное — это сгорать, и, сгорая, / не сокрушаться о том. / Может быть, кто-то осудит сначала, / но не забудет потом!». Его могучая, колоритная личность по-прежнему не оставляет многих равнодушными. И, к сожалению, не только в положительном аспекте. До сих пор в сети Интернет и печати немало инвектив, связанных с деятельностью В.Б. Виноградова и созданного им коллектива. Правда, среди хора этих «неравнодушных» появились и нотки позитива — созданный Учителем пласт науки таков, что к нему иные даже критически, а то и вовсе недоброжелательно настроенные, люди не могут отнестись лишь негативно [5] .
После ухода Учителя из жизни Школа не прекратила сразу своего существования, как это бывает чаще всего. В этом сборнике можно ознакомиться с информацией о деятельности коллектива, основанного В.Б. Виноградовым в те 10 лет, которые прошли после его кончины. К  большому сожалению, есть потери, и они ощутимы. Некоторые коллеги безвременно ушли из жизни в результате тяжелой болезни, не выдержав травли и преследований, которым они подверглись, как ученики Виноградова, других многолетний неприятельский «троллинг» толкнул на путь отступничества. Они дрогнули и предались «покаянию», отойдя от сообщества учеников, хотя некоторые из них еще совсем недавно, в сборнике I-х Чтений, с гордостью, проникновенно писали об уроках, преподанных Шефом, которые они пронесли через годы. Что же, они не стали исключением в исторически трудной судьбе «мирных». Всем тем, кто продолжает стоять в наших рядах, несмотря на жизненные и иные бури, хочется снова и снова сказать словами поэта и барда: «Возьмёмся за руки друзья, чтоб не пропасть по одиночке».

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Эпиграф к статье, так же как и ее название взяты автором из письма Е.С. Тютюниной к нему от 14.07.2012.
2. Первая такая попытка была предпринята еще в 1988 г. На фотографии В.Б. Виноградова, которая была опубликована в сборнике предыдущих «Виноградовских чтений» Учитель и Шеф стоит на фоне искусственного водопада в окрестностях Грозного, на стене которого кто-то из членов Школы написал: Виноградовский водопад, 1963–1988. Это было, конечно же, шутливое название места, у которого представители Школы не раз собирались на весёлые пикники. Что могло тогда послужить импульсом для «переосмысления» времени старта коллектива? Возможно, трудная весна того года, когда над руководителем и его подопечными стали сгущаться первые тучи. Впрочем, потом, после тяжких перипетий конца 1980-х-начала 1990-х данный факт первой «передатировки» старта коллектива был, судя по всему, забыт.
3. Кавказоведческая Школа В. Б. Виноградова. 50 лет в пути: сборник научно-исследовательских очерков и биобиблиографических материалов / под ред. С. Л. Дударева. Армавир; Ставрополь: Дизайн-Студия Б, 2013. 720 с.
4. Письма хранятся в архивном отделе Администрации г. Армавира.
5. Нанаева Б.Б. Чечено-Ингушский научно-исследовательский… (История Чечено-Ингушского Ордена «Знак Почета» научно-исследовательского института истории, языка и литературы при Совете Министров ЧИАССР. Документальный очерк). — Грозный, 2015. — 404 с.; Дахо А.А., Дахо Д.А. Виноградов В.Б.: о научной деятельности; о чеченском тайповом обществе Тумсой // Научный журнал «Архивариус». Т. 7, №1 (64). 2022.
6. Дахо А.А., Дахо Д.А. Указ. соч. С. 14, 19.
7. Там же. С. 14.
8. Дударев С.Л., Виноградов Б.В. Трудный путь к правде // Российский Северный Кавказ: социокультурные, экономические и политические аспекты истории XVIII – начала XXI века, материалы к историко-археологическому изучению региона. Доклады и сообщения 21 межрегионального семинара Кавказоведческой Школы В.Б. Виноградова / Известия научно-педагогической Кавказоведческой Школы В.Б. Виноградова. Вып. 8. Армавир, 2017. С. 68–71; Великая Н.Н., Виноградов Б.В., Голованова С.А., Дударев С.Л., Емельянов О.Б., Емельянова Л.А., Керцева (Вольная) Г.Н., Нераденко Т.Н., Савенко С.А. Караван судьбы (навстречу юбилею ППАЭ) // XVII Чтения по археологии Средней Кубани. Тезисы и доклады. Армавир, 2020. С. 88–93.

АВТОР: Д.и.н., профессор С.Л. Дударев.

ИСТОЧНИК: Третьи Виноградовские чтения // Материалы Международной научно-практической конференции (Армавир, АГПУ, 5 апреля 2023  г.).  — Армавир ; Ставрополь : Дизайн-студия Б, 2023. — 220 с.

ССЫЛКА НА СБОРНИК: https://roskav.ru/sborniki/treti-vinogradovskie-chteniya-materialy-mezhdunarodnoj-nauchno-prakticheskoj-konferentsii-armavir-agpu-5-aprelya-2023-g-armavir-stavropol-dizajn-studiya-b-2023-220-s/

Поделиться

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here