Домой Популярно Как экономика объединила Кавказ с Россией

Как экономика объединила Кавказ с Россией

1208
0

Когда говорят о присоединении и удержании Северного Кавказа Российской империей, как правило, обсуждают военные действия или политические события. И очень редко рассматриваются экономические меры, предпринятые Россией на Кавказе для включения его в общую экономику страны.

На наш взгляд именно эти действия, ставшие выгодными для широких слоев горских народов, и поддержанные ими, крепче всего соединили Россию и Кавказ. Безусловно, российскими купцами и промышленниками, а также горскими крестьянами и ремесленниками, в основном двигали личные интересы, но получилось так, что все они работали на общее благо – быстрое экономическое развитие Северного Кавказа.

Промышленность

Правительство России, заинтересованное в разработке горных богатств Северного Кавказа, в 1829 г. предприняло большую экспедицию в район Приэльбрусья. В результате были обнаружены серебряно-свинцовые руды, каменный уголь. В начале 40-х годов в верховьях реки Кубань около Хумаринского укрепления началась разработка угля.

Главным местом добычи нефти на Северном Кавказе с 1833 г. стали грозненские нефтяные колодцы. Добытую черпальщиками нефть возили бочками из Грозного на переработку в Моздок. В 1823 г. в Моздоке Василий Дубинин изобрел аппарат для перегонки нефти. Это произошло за 7 лет до того, как немецкий ученый Рейхенбах выделил в лаборатории из нефти керосин. Очищенную по способу Дубинина «белую нефть» вывозили на Нижегородскую ярмарку и в Москву «на продажу купцам и аптекам». После изобретения нефтеперегонного аппарата В. Дубининым стали использовать керосин и в Дагестане. В первой половине XIX в. в Дагестане выросла добыча соли, серы, нефти, строительного камня. Горцы Дагестана, Осетии, Карачая, Адыгеи производили порох.

Обрабатывающая промышленность в то время на Кавказе была представлена небольшими мельницами, винокурнями, салотопнями, кожевенными и овчинными мастерскими. Особенно большое развитие получила обработка винограда, изготовление вин и водки. Наиболее крупными центрами виноделия были Дербент и Кизляр. Достаточно сказать, что в 1849 г. в Дербенте одни только армяне выделывали из собственного винограда вино «в количестве 45 тыс. ведер и водку до 4 тыс. ведер, а мусульмане приготовляют из винограда, кроме уксуса, до 6 тыс. пудов «дошаб». Уже в 30-х годах с кизлярским вином начали успешно конкурировать высокосортные вина Ставропольского уезда. Зато в Кизляре в это время стали гнать виноградную водку, пользовавшуюся большим спросом на внутреннем рынке.

Отходничество

Малоземелье и связанная с этим экономическая необеспеченность вынуждали горцев искать средства к жизни на стороне. Особенно развито было отходничество в Дагестане. Ежегодно большое количество горцев уходило в другие районы в поисках заработка, где они выполняли всевозможные сельскохозяйственные и другие работы. Знавшие ремесло переходили со своими инструментами из селения в селение или устраивали небольшие ремесленные мастерские в городах края. «Из всех мест по Кавказской области наибольшее стечение мирных горцев бывает в городе Кизляре, где занимаются они сбытом своих произведений, а также работами в садах и прибереговых укреплениях р. Терек». В Кизляр приходило так много горцев, что там в 1842 г. было создано «Попечительство над приходящими в город мирными горцами», целью которого, согласно инструкции, было «усиление миролюбивых сношений горцев с жителями Кизляра для ограждения их от обид». Часть ногайцев, кумыков и других постоянно жили в Кизляре, занимаясь различными работами, в том числе и извозом, перевозили товары кизлярских купцов на дальнее расстояние: в Моздок, Владикавказ, Ставрополь, Астрахань.

Меновые дворы

Торговые связи местных жителей с русским населением городов, станиц и военных укреплений значительно разрослись благодаря меновым дворам. Горские народы вывозили на них продукты земледелия и животноводства, изделия крестьянских промыслов. Ввозили же к ним хлеб и русские и заграничные промышленные товары, главным образом хлопчатобумажные изделия, сахар, чай, посуду, мишуру, металлические изделия. Запрещался пропуск стали, железа, оружия, а также золота и серебра в слитках. В свою очередь, уже в начале XIX в. в Москву, Петербург, Ригу, на Макарьевскую ярмарку с Кавказа поставлялись скот, сода, мука, пшеница, просо. Потребность в нагульном скоте, овцах, строевых лошадях, кизлярских винах в последующем все более возрастала.

Только за первые 9 месяцев 1815 г. кабардинцами было вывезено через Прохладненский карантин и продано жителям нынешнего Ставропольского края 1277 пудов меда, 65 пудов воска, 77 пудов говяжьего жира и масла. Важной статьей в торговле был деловой лес. Русские и украинские новоселы испытывали нужду в строительном материале, поэтому естественно, что торговля лесом росла из года в год. Большим спросом пользовались и другие товары. В 1843— 1845 гг. через Прохладненскую и Известный Брод из Кабарды провезено: бурок — 302, полостей — 1898, сукна (аршин) — 583, черкесок — 150, седельных арчаков — 505; всего на сумму 17 400 руб. Специально для продажи выделывались шашки, кинжалы и другое оружие. В 1844 г. через Известный Брод в пределы Кавказской области проехали 290 торговцев. В начале 40-х годов значительно расширяется ассортимент местных изделий, идущих на рынок. Дело в том, что продуктов полеводства не хватало для прокормления населения на протяжении всего года. Поэтому местные жители были вынуждены покупать недостающий хлеб или обменивать его на свои товары у русского населения.

Экономическая жизнь в 1840-е годы приобрела новые черты, торговые связи расширились, усилилось проникновение к горцам товаров русской промышленности. В 1846 г. было принято новое «Положение о меновой с горцами торговле». «По Кавказской линии, — сказано в § 1, — учреждаются постоянные меновые сношения с горцами. Главная цель сношений состоит в том, чтобы посредством оных приобрести доверие горцев». Вместо ранее существовавших шести меновых дворов было учреждено одиннадцать, в том числе при заставах Амир-Аджиюртонской, Червленной, Солдатской, Известнобродской, Баталпашинской и др. — всего 17 дворов. Ассортимент ввозимых и вывозимых товаров значительно расширился. Был разрешен ввоз стали, олова, чугуна в кусках и изделиях. По-прежнему запрещалась лишь торговля огнестрельным и холодным оружием, военным снаряжением, ввоз которых к горцам не был разрешен. Принятие нового Положения о меновой торговле оживило торговлю на местах. Так, в 1847 г. торговый оборот на Кавказской линии достиг 400 тыс. руб., увеличившись по сравнению с 1845 г. почти в два раза.

Базары и ярмарки

Деньги стали все глубже проникать в экономику горского населения, и меновая торговля постепенно теряла свое значение. Одной из крупных ярмарок на Северо-Западном Кавказе являлась Екатеринодарская ярмарка, которую посещали адыги. Только в 1845 г. здесь побывало 9800 адыгов, они привозили товаров на сумму 20414 руб. Еще большую роль играли ярмарки в Моздоке, Георгиевске, Пятигорске.

Основным торгово-экономическим центром в Кабарде стал Нальчик. На его торговой площади располагались лавки по продаже различных товаров (галантерейных, бакалейных и др.). Горцы Северо-Восточного Кавказа вели торговлю и в Кизляре. Под влиянием постоянно укрепляющихся торговых связей с Россией и Закавказьем росли торговые центры во всех районах Северного Кавказа. А рост торговых связей накладывал свой отпечаток на сельское и домашнее производство горцев. Специально для продажи на ярмарках и базарах стали выращивать лошадей, крупный и мелкий рогатый скот; для продажи приготовляли и продукты скотоводства, производили черкески, бурки, предметы кавказского снаряжения и украшения.

Строительство дорог и развитие городов

В начале XIX в. царское правительство силами воинских частей и местного населения улучшило дороги и провело почтовый тракт через Дагестан на юг до Дербента. На нем было построено 15 почтовых станций с помещениями для этапных команд и постов воинских частей. Строились стратегические дороги в горы и вдоль дорог — укрепления.

Предкавказские города были немногочисленны. Большинство из них возникло еще в XVIII в. как города-крепости. Среди них были Кизляр, Моздок, Ставрополь, Георгиевск, Александровск, Екатериноград, Екатеринодар. Города Северного Кавказа были многонациональными, особенно этим издавна отличался Кизляр, где и в середине XIX в. основное население города составляли горцы и большое число выходцев из Закавказья; русское же население составляло лишь третью часть. Таким же многонациональным был и Моздок. Давно были известны целебные источники на Кавказских Минеральных водах; их использование стало основой будущих городов-курортов. Среди них сравнительно быстро рос Пятигорск. Безлюдный и тихий зимой, Пятигорск летом переполнялся приезжими и оживал, особенно за счет военных, лечившихся здесь после ранений.

Промышленность в городах была представлена небольшими заводами по переработке продукции сельского хозяйства, кирпичными заводами, бондарными, колесными, шорными, свечными и другими мастерскими. Начинают появляться и отдельные литейные заводы, например, в Ставрополе. Большинство городского населения края было еще тесно связано с сельским хозяйством, имело огороды, сады, загородные посевы, занималось виноградарством и виноделием, шелководством, пчеловодством и в небольших размерах скотоводством.

По инициативе наместника на Кавказе кн. М. С. Воронцова в 1848 г. был открыт новый порт на Азовском море — Ейск, который в дальнейшем стал важным пунктом вывоза предкавказского хлеба и животноводческой продукции в страны Европы и Азии.

Особое место в развитии торгово-экономических связей с Россией занимал Дербент. Этому во многом способствовало установление, начиная с середины 1846 г., регулярного морского сообщения с Астраханью. В торговле Дербента с Астраханью было занято 133 морских судна, на которых ежегодно вывозилось и привозилось всевозможных товаров на суммы, превышающие миллион рублей. В дальнейшем, особенно после создания в 1858 г. на Каспии для перевозки грузов и пассажиров общества «Кавказ и Меркурий» (с капиталом в 3 млн. рублей), ввоз и вывоз товаров из Дербента еще более увеличился.

Совместная хозяйственная деятельность разных народов объединяла Кавказ с Россией. Экономическое развитие ломало хозяйственно-экономическую замкнутость отдельных районов. Торговля росла, улучшалась политическая обстановка, прекращались феодальные междоусобицы, постепенно преодолевалась удаленность Северного Кавказа от центральных российских губерний.

Использованные исторические источники

ЦГИА СССР. Ф. 1268. On. 2. Д. 602. Л. 4.
Кавказский календарь на 1852 г. Тифлис, 1853. С. 323.
Гриценко Н. П. Социально-экономическое развитие Притеречных районов в XVIII
— первой половине XIX в. Грозный. 1961. С. 53.
ЦГИА СССР. Ф. 1268. Оп. 1. Д. 424. Л. 1.
Кавказский календарь на 1853 г. 1854. С. 284.
Кавказ. 1846. № 4.
ГАСК. Ф. 87. Оп. 1. Д. 31. Л. 27-39.
Кавказ. 1872. № 135.
Там же. 1846. № 24; КК на 1850. С. 71.
Хан-Гирей. Записки о Черкесии. Нальчик, 1978. С. 228.
АКАК. Тифлис. 1866. Т. 1. С. 756.
МИДЧ. С. 120.
ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Св. 91. Д. 605. Л. 1.
АКАК. Тифлис, 1874. Т. 6, ч. 2. С. 513.
ЦГИА СССР. Ф. 1268. Оп. 1. Д. 782а. Л. 106.
ЦГА ДАССР. Ф. 48. Оп. 1. Д. 1. Л. 5.
ГАСК. Ф. 20. Оп. 1. Д. 435. Л. 331.
Кавказ. 1849. № 12.
ЦГИА СССР. Ф. 1268. Оп. 2. Д. 568. Л. 82.
ГАКК. Ф. 249. Оп. 1. Д. 731. Л. 164-165.
Фадеев А. В. Очерки экономического развития Степного Предкавказья. М.. 1956. С. 215.
ЦГИА СССР. Ф. 1268. Оп. 1. Д. 372. Л. 2; ЦГА ДАССР. Ф. 3. Оп. 10. Д. 1. Л. 7, 3
Гарданов В. К. Общественный строй адыгских народов (XVIII — первая половина
XIX в.). М., 1967. С. 120.
ЦГВИА. Ф. ВУА. Оп. 1. Д. 6471. Ч. 9. Л. 6-8.
Чекменев С. А. Указ. соч. С. 279-280.
Кавказские Минеральные Воды. Ставрополь. 1960. С. 237.
АКАК. Тифлис. 1882. Т. 10. С. 712

Поделиться

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here