Домой Популярно Война и мир Ермолова на Кавказе

Война и мир Ермолова на Кавказе

2246
0

Деятельность А. П. Ермолова вела к более прочному соединению Кавказа с Россией.

Распространение на Кавказ норм российского права, ограничение власти горских владельцев и духовенства, запрещение рабства, включение территорий Северного Кавказа в административную систему России. Именно эти действия вызвали наиболее мощное сопротивление части родовой верхушки, аристократии и духовенства горских народов. При всем жестоком характере происходивших тогда событий, для народов Кавказа это было движение вперед. К концу правления Ермолова была снята опасность завоевания Центрального и Восточного Кавказа Турцией и Ираном, началось быстрое развитие края, который все сильнее вовлекался в экономическую орбиту России.

Сил, сосредоточенных на военных линиях Северного Кавказа, не хватало для распространения на его территорию административной и военной власти, а отношения России с Ираном и Османской империей грозили новыми конфликтами. Необходимо было укрепить контроль государства над пограничными территориями Кавказа и обеспечить безопасное сообщение с Закавказьем. В этих условиях Александр I принял решение направить на Кавказ одного из выдающихся военных деятелей России – генерала Александра Петровича Ермолова, властного и решительного военачальника, в надежде, что его опыт и военное искусство помогут малыми силами упрочить положение России.

Ермолову было предоставлено право самому вырабатывать планы действий и подавать их на высочайшее одобрение. На месте он сразу же разработал план переноса военной линии с Терека до подножия Кавказского хребта и перехода к непосредственному подчинению горских обществ и правителей Северного Кавказа военно-административной власти России. Одним из первых предложений Ермолова было дальнейшее насаждение казачьего землевладения в Предкавказье. Проекты его получили полное одобрение, но правительство рассчитывало на исполнение этого плана малыми средствами. Списочный состав войск Ермолова на октябрь 1816 г. составлял всего 49 тыс. человек со 124 орудиями на всю огромную территорию Северного Кавказа и Закавказья. Значительных подкреплений ему не удалось получить и в дальнейшем.

А.П. Ермолов являлся исполнителем политики Российского государства, которая осуществлялась на всей территории страны, в политическое и правовое поле которой входил Кавказ. Столкнувшись с мощным и организованным сопротивлением в Чечне и Дагестане, часто поддерживаемым извне, Ермолов поступил единственно правильным для Российского государства образом и с учетом имевшихся у него средств: он начал его подавление. Отметим, что далеко не всегда при этом он пользовался силовыми методами, экономические и политические способы разрешения противоречий применялись также часто, как и военные операции.

Перенос военной линии и попытки подчинения горских обществ и правителей российской военной администрации сразу вызвали сопротивление, особенно князей и общинно-родовой верхушки. На русские посты и станицы начались частые наезды с отгоном скота и захватом людей. В ответ Ермолов ввел в Кабарду особый «летучий отряд» с артиллерией, переходивший из аула в аул с требованием подчиниться, прекратить восстания и набеги, переселиться из ущелий ближе к Тереку, но многие князья приняли решение уйти в горы вместе с зависимыми от них людьми. Тогда кабардинским князьям дано было обещание сохранить всем, кто повинуется, права и власть над крестьянами.

После этого Ермолов предписал учредить в Кабарде вместо духовных судов Временный суд по гражданским делам с участием русских чиновников и частичным применением российских законов. Мера эта вызвала новые вспышки недовольства. Все больше владетелей стало уходить в горы и за Кубань, а иные пробирались в Чечню для участия в газавате. В обращении к кабардинскому народу от 8 июля (26 июня) 1822 г. Ермолов объявил свободу крестьянам от непокорных князей. В этом случае российская власть пошла па прямое использование в своих интересах борьбы крестьян против знати.

Военные действия российских войск в ряде случаев велись с бесполезной жестокостью —
разорялись и сжигались аулы, угонялся скот. В то же время кабардинские князья продолжали нападения на Кавказскую линию. 11 октября (29 сентября) 1825 г. кабардинцы и закубанцы разгромили станицу Солдатскую, и, угнав в плен много людей, ушли в горы по ущелью реки Чегем. События в Кабарде и Балкарии были тесно связаны с ситуацией в Закубанье, населенном многочисленными адыгскими народами и карачаевцами. По примерным расчетам, взятым из бумаг Ермолова, всего в Закубанье обитало до 300 тыс. душ обоего пола. В Закубанье и Кабарду через Анапу проникали Османские эмиссары, подстрекавшие к нападениям на Кавказскую линию. Начало постройки новых укреплений в Кабарде и перенос военной линии к верховьям Кубани сопровождались учащением наездов закубанцев на русские укрепления и ответными мерами русских войск. Ермолов приказал преследовать отступавшие ватаги закубанцев за Кавказской линией. Одновременно продолжалось установление администрации. Там же, где административная власть передавалась приставам, особенно из местных старшин или офицеров царской армии, они взимали подати, направляли жителей на дорожные и другие работы. Владетелям запрещено было убивать своих рабов.

Главное внимание Ермолова было обращено на правый фланг и центр Кавказской линии, у которых расположены были земли кабардинцев и осетин. После 1813 г. отношения с ними складывались спокойно. Осетины занимали под свои поселения в основном земли около Моздока, а царские власти поощряли их переселение на равнину, которое приняло массовый характер с 1820 г. Свободным осетинам давалось до 5 десятин земли.

Крайне сложной была обстановка на всем протяжении левого фланга Кавказской линии —
на восток вдоль Чечни и далее к Дагестану. Сильное сопротивление оказывали чеченцы. А. П. Ермолов неуклонно следовал своему плану переноса военной линии с Терека на Сунжу, к подошве Кавказских гор, что вело к подчинению полосы плодородных земель между реками и горной цепью. В местах, наиболее важных для контроля над плоскостью и выходами на нее из ущелий гор закладывались русские укрепления. В 1818 г. была построена крепость Грозная, особенно важная по своему положению. От чеченцев Ермолов потребовал расселения под надзор военных укреплений, прекращения нападений, уплаты податей, а также выполнения разных работ (поставка строевого леса, прорубка просек). В случае изъявления покорности Ермолов обещал не мешать чеченцам заниматься хлебопашеством и скотоводством, но грозил изгнанием в горы и уничтожением тех селений, жители которых укрывали «хищников», как тогда называли членов банд, занимавшихся похищениями людей. Часть чеченцев подчинилась и вернулась на плоскость. К середине 20-х годов XIX в. в Чечне, аварских «вольных» обществах и ханствах Дагестана многие владельцы и старшины уже склонялись к подчинению русским властям в расчете на сохранение своих привилегий. Земли непокорных правителей часто передавались другим владельцам.

Решительнее всех на сопротивление были настроены фанатичные представители мусульманского духовенства. Они стремились привлечь к себе горское крестьянство, особенно состоятельную часть узденей, и тем самым оттеснить от власти князей и старшин. Став во главе вооруженных выступлений, воинствующие проповедники ислама пытались объединить народ под знаменем мюридизма. В Чечне и горских обществах Дагестана власть местных владельцев и старшин была не так сильна, как в ханствах Восточного Кавказа или у адыгских народов, поэтому широкие слои горцев активнее поднимались на вооруженные выступления. В то же время сохранялась политическая раздробленность горских народов, междоусобицы разбои и грабежи, захват пленных и продажа их в рабство. В таких условиях прогрессивное развитие Кавказа было невозможно, а изменить такое положение дел можно было только с помощью достаточно жестких действий.

Правительство периодически напоминало Ермолову о необходимости не проявлять жестокости по отношению к мирным жителям. Рескрипт Александра I Ермолову от 27 сентября (9 октября) 1825 г. повелевал «оставить всякие мщения над безоружными, над женами и детьми», ибо «истребление селений, коих жители не изобличены в действительном нападении на подданных или союзников наших, по духу сего народа, склонного и обычаями и законами к мщению за обиды, ведет только к большему его против нас ожесточению». Большинство населения Северного Кавказа в основном занималось земледелием, скотоводством и ремеслами. Именно знать: князья, ханы и беки затевали и возглавляли междоусобицы и набеги, вовлекали в них горских крестьян. Адыгские и кабардинские князьки создавали для захвата пленных ватаги многочисленных и праздных дворянских сыновей. Действия Ермолова по пресечению разбоев и работорговли были, несомненно, прогрессивными. Меры эти были строгими. Проехав Эндери и другие населенные пункты, А. С. Грибоедов в 1818 г. писал: «Там же на базаре прежде Ермолова выводили на продажу захваченных людей,— нынче самих продавцов вешают».

К заслугам Ермолова можно отнести попытки ограничения произвола ханов в Дагестане. Ханы зверски тиранствовали над населением, беспощадно обирали народ и купцов, чинили необузданные насилия и жестокости. Шамхал Тарковский выкалывал глаза своим подданным, бросал их в темную яму и избивал палками. Аслан-хан Кюринский отбирал у горских крестьян дочерей, а потом чеченцы выменивали их у него на лошадей, продавали в рабство, в гаремы. В Казикумухе Аглар-хан пытал провинившихся каленым железом, протыкал им языки шилом, лил на бритые головы кипящее масло. По словам Ермолова, управление ханств представляло «образец нелепого злодейского самовластия и всех распутств, уничтожающих человечество». В столицах бывших ханств по распоряжению Ермолова вводились суды под председательством коменданта, у местных правителей было отнято право смертной казни и отчуждения имений. Нанесение жителям увечий не разрешалось. Такое ограничение произвола располагало жителей к России.

Список использованной литературы

Дубровин Н. Ф. История войны… Т. 6.
Ермолов А. П. Записки. М., 1868 Т. 2. С. 127.
Рапорт Л. П. Ермолова Александру I от 12(24) апр. 1819 г.//Движение горцев
Северного Кавказа в 20-50-х годах XIX в. Махачкала, 1959. С. 28-29: рескрипт Александра
I на имя Л. П. Ермолова 19 апр. (1 мая) 1819 г.//Ермолов А. П. Записки. Т. 2. Прпл. С. 88.
Погодин М. П. А. П. Ермолов: Материалы для его биографии. М., 1868.
История Кабардино-Балкарской АССР с древнейших времен до наших дней.
Т 1 С. 223-224; Кумыков Т. X.
Блиев М. М. Русско-осетинские отношения. С. 49—53.
Смирнов Н. А. Политика России на Кавказе в XVI-XIX вв. М.. 1958. С. 194;
Движение горцев Северо-Восточного Кавказа… Махачкала, 1959.

Поделиться

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here