Домой Популярно Как вызволяли людей из неволи на Кавказе

Как вызволяли людей из неволи на Кавказе

71
0

Великая Е.В., Великая Н.Н.

Но одних политических мероприятий для борьбы с работорговлей было явно недостаточно. И правительство для вызволения рабов из плена было вынуждено использовать экономические меры, в частности, выделять особые суммы для выкупа невольников.

В 1803 г. Главноуправляющий на Кавказе П.Д. Цицианов предлагал для освобождения из чеченского плена полковника Дельпоцо заплатить деньги. И генерал А.П. Ермолов предписывал «продолжать выкуп у горцев пленных, России принадлежащих людей, сколько согласным с пользами государства, столько же сообразным и с человечеством».

Но, очевидно, понимая, что выплата выкупа будет провоцировать новые похищения людей, российская власть на местах пыталась найти «обходные» пути для решения проблемы. Так, в 1816 г., проезжая через дагестанские владения, майор Грузинского гренадёрского полка Павел Швецов был захвачен в плен чеченцами. Они приняли его за «лицо весьма значительное» и «позволили писать родным и хлопотать о выкупе, назначив цену — десять арб серебряной монетой». Позже чеченцы сбавили цену и стали требовать двести пятьдесят тысяч рублей. В это время на Кавказе появился генерал А.П. Ермолов, который принял участие в освобождении пленника. Главноуправляющий приказал, «считая предосудительным для достоинства Российской империи то, чтобы само правительство участвовало в выкупе его из плена, ибо сие значило бы платить дань разбойникам. Бывшему в Кубе военно-окружному начальнику полковнику Левенцову войти в секретное по сему предмету сношение с аварским Султан-Ахмед Ханом и наклонить его, чтобы он принял непосредственно на себя выкуп майора Швецова. Майора выкупили за 8 тыс. руб. серебром. Казна возместила аварскому хану эту сумму

В выкупе пленных участвовало не только государство, но и частные лица. Возник вопрос, как в этом случае поступать с бывшими пленниками. В 1823 г. вышел «Указ Кавказского областного правления каким образом поступать с выкупленными у горцев пленными России принадлежащими людьми». Если частное лицо проявляло инициативу и выкупало пленного, то такой человек мог использовать его в работе у себя, пока тот не отработает заплаченную за него цену.

Николай I подтвердил эту практику: «Всем Кавказским и другим обитателям, Российским подданным, как Xристианского, там и Магометанского исповеданий, дозволить выкупать от Кавказских непокорных горцев Ясырей или невольников. Выкупаемых таким образом Ясырей считать в подданстве России, с чем вместе прекращается и само их именование Ясырями, означающее раба или невольника, как несвойственное, по законам, Российскому подданному». Выкупленные ясыри должны были после этого прослужить несколько лет тем, кто их выкупил, и только после этого им предоставлялась полная свобода. «Выкупленные во всё время их служения должны быть снабжаемы от хозяев своих приличным одеянием и надлежащею пищей». Но это относилось только к простолюдинам, выкуп дворян и чиновников производился из казны.

С 1838 г. получила распространение практика за каждого выкупленного у горцев пленника «выдавать приобретателю по 100 руб. серебром».

Иногда знатных невольников обменивали на горцев. Пленники региона использовались для обмена не только на месте, но и на Северо-Западном Кавказе. Известен факт перевода женщин-тавлинок с левого фланга Кавказской линии на правый «для отдачи за Кубань на обмен русских». «В 1840 году последовало Высочайшее повеление о воспрещении выкупа и вымена от горцев наших пленных, для этого дабы лишить их приобретаемых от того выгод, чем в некоторой степени они поощрялись к частым нападениям». Однако на практике это указание не всегда соблюдалось из-за большого числа пленных военных и гражданских лиц, которых, зачастую, можно было спасти лишь путём выкупа.

В 1854 г. князь Чавчавадзе обратился к императору: «Жена и четверо детей моих в плену у горцев. Усилия мои освободить несчастных не могут без помощи правительства иметь полного успеха». Николай I разрешил на выкуп семейства употребить необходимое количество средств.

Но, как свидетельствовала практика, «людокрады» предпочитали продавать пленников на рынке, где выгода от сделки была больше той цены, которую могли предложить российские власти. И тогда оставался преимущественно силовой способ решения проблемы. Еще в 1800 г. разъездной казачьей командой за р. Терек были отбиты невольники, принадлежавшие аварской ханше Гихим-бике, во время препровождения их для продажи в Анапу.

Захват пленных осуществлялся не только на суше, но и на море. С.М. Броневский упоминал «город Кубичи», жители которого нападали как на проезжающих, так и на проплывающих по Каспийскому морю купцов из Дербента и Кизляра. Но «строгое надзирание кавказскаго начальства за поведением земноводных разбойников обуздало уже отчасти их своевольство, которое со времени покорения Дербента долженствует вовсе прекратиться».

Для того чтобы пресечь работорговлю, строились укрепления на пути движения торговцев «живым товаром». При А.П. Ермолове в 1818 г. была заложена крепость Грозная. В 1819 г. для пресечения работорговли в ауле Эндери началось строительство крепости Внезапной. Неотступный стан и Герзель-аул обеспечивали безопасность путей к Кизляру и Грозной. Амир-Аджи-Юрт прикрывал паромную переправу через Терек, а Умахан-юрт — через Сунжу. Затем ряд укреплений протянулся от Грозной на запад до Владикавказа.

Во многих местах на пути, соединяющем Северо-Восточный Кавказ с Черноморским побережьем, устанавливались посты охраны, которым было дано право при обнаружении купцов с невольниками конфисковывать у них «живой товар». С началом строительства военной дороги в Тагаурском ущелье и занятием российскими войсками Джаро-Белоканской области, укреплением Лезгинской кордонной линии (строительство крепости на Кодорском перевале) этот промысел (набеги на соседние земли и захват ясырей) начинает переживать упадок. «Сообщение с Анапою сделалось весьма затруднительным, вследствие чего торговля пленными в турецких пристанях, по Чёрному морю лежащих, приметно уменьшается».

При А.П. Ермолове под страхом смертной казни запрещалась торговля невольниками на базаре в Эндери. И хотя в селение для купли- продажи ясырей по традиции продолжали приезжать жители не только со всего Дагестана, но и из соседних областей, местные и приезжие купцы были вынуждены скрываться от российских властей.

В 1843 г. «торг пленниками» временно допускался в Эндери, «чтобы облегчить освобождение Xристиан из плена». И только уже после фактического присоединения Северо-Восточного Кавказа к России этот торг прекращается, для чего, как уже отмечалось, правительство использовало политические, экономические и военные меры.

Приведённые факты свидетельствуют о том, что отношение российских властей к работорговле в рассматриваемый период определялось как внутренними, так и внешнеполитическими факторами. К первым отнесём общую гуманизацию российского законодательства, особенно в правление Александра I, когда не было подписано ни одного указа о смертной казни, запрещена продажа людей (крепостных) на ярмарках, и начался процесс освобождения зависимого сословия как в центре страны (Указ «О вольных хлебопашцах» 1803 г.), так и на окраинах (в Прибалтике).

Источник: Великая Е.В., Великая Н.Н. Мирные формы интеграции Северо-Восточного Кавказа в состав Российской империи (1801-1859 гг.): монография / Е.В. Великая, Н.Н. Великая; под ред. проф. С.А. Головановой. — Армавир: РИО АГПУ, 2015. — 252 с.

Поделиться

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here