Домой Популярно Политическое устройство адыгских народов в первой половине XIX века

Политическое устройство адыгских народов в первой половине XIX века

199
0

В начале XIX в. Кабарда делилась на Большую и Малую. В первой из них имелись три княжеских удела: Жанбулатовых, Атажукиных, Мисостовых, а во второй было два удела — Мударовых (Келяхстановых) и Толостановых. Управление Большой и Малою Кабардою осуществляли князья. Причем каждый князь «в своем уделе,— по свидетельству С. М. Броневского,— как властные владельцы и в народных собраниях как члены федеративного общества».

И действительно, во главе княжества стоял старший по годам из владельческой фамилии князь. При нем имелись «малый и большой советы», состоящие из ближайших родственников князя и вассалов. «Народ обязан, — говорится в кабардинских адатах, — сносить терпеливо все, что князь сделает правильно или неправильно, и не может выходить из повиновения»1. Однако к середине XIX в. кавказская администрация значительно ограничила политическую власть кабардинских князей. Еще к 1807 г. взамен родовых судов и расправ был учрежден суд мехкеме, состоящий из председателя — валия и 2-3 человек от княжеской фамилии, 8 дворян, секретаря и главы духовенства — кадия. В Большой Кабарде было создано три суда, т. е. в каждом уделе по одному мехкеме. В них обычно разбирались дела на основе мусульманских законоположений, и, как правило, валием бывал старший князь.

В 1822 г., идя на встречу «жалобам простого кабардинского народа на угнетения, претерпеваемые оным от несправедливого разбирательства дел их шариатом», кавказская администрация учредила в Кабарде Временный суд, состоявший «из трех удельных князей и трех младших князей, двух старшин из дворян, одного из вольных земледельцев, секретаря и глашатая». В суде при решении духовных дел присутствовали кадии. Заседания временного кабардинского суда происходили в крепости Нальчик. Обычно судьи выслушивали словесные жалобы сторон, затем те покидали зал заседания, а судьи выносили свое решение. Людей, совершивших уголовное преступление, как свидетельствует Хан-Гирей, выдавали коменданту крепости Нальчик: «Начальник этот,— заключает он,— имеет влияние на действие Временного суда» 3. Однако Временный кабардинский суд исполнял и административные функции. Более того, этот суд, находясь под непосредственным контролем кавказской администрации, по существу превратился в важнейший орган внутреннего управления Кабарды. Все это, естественно, ограничивало политическую власть князей, стесняло им свободу действий, ограничивало их произвол, и в этом смысле Временный суд играл положительную роль. С ограничением власти своей князья не хотели смириться, и поэтому неоднократно обращались к правительству с просьбой упразднить административный контроль над судебными делами в Кабарде. В 1827 г. с просьбой об упразднении Временного суда к наместнику Кавказа обратились кабардинские князья и дворяне. Само собой понятно, что кавказская администрация не могла удовлетворить просьбу князей и упразднить Временный суд и тем самым лишиться одного из действенных органов, способствующих укреплению позиций правительства в Кабарде. И тем не менее кабардинские князья и представители высшего мусульманского духовенства продолжали настаивать на своем. С этой целью в правительственные органы вносились различного рода предложения и проекты. Однако наибольший интерес в этом плане представлял проект 1829 г. кн. Бековича-Черкасского под названием «Замечание касательно просьбы кабардинского народа и средства улучшения благосостояния оного». Для ликвидации феодальных неурядиц и других «беспорядков» в Кабарде проект считал необходимым: размежевать феодальные владения, наделить крестьян участками земли. Произвести ревизию душ, определить число зависимых и выдать владельцам акты и числа принадлежащих им крестьян. Определить размеры податей, вносимых крестьянами феодалам, точно установить государственные повинности. Вместе с тем в проекте предполагалось организовать перевод на русский язык прений и расширить состав Временного кабардинского суда, учредить на тех же основаниях особый суд для Малой Кабарды. Вопросы, касающиеся всей Кабарды, предполагалось обсуждать на совместных заседаниях обоих судов.

В описываемое время северо-западные адыги, как и ранее, были разделены на множество политических образований. По существу здесь каждый князь или крупный дворянин одновременно являлся и правителем своего владения, что одновременно осложняло внутриполитическую обстановку в крае. Поэтому и в начале XIX в., как и в предыдущее столетие, были сделаны попытки к объединению. В 1822 г. было созвано союзное народное собрание «Хоуо-хясь», на котором было решено ввести в судопроизводство шариат. Но далее этого дело объединения не продвинулось. Безуспешные попытки объединить адыгов делали иноземные агрессоры, рассчитывая таким путем создать послушный себе антирусский блок феодалов Северо-Западного Кавказа. В 1827 г. посланник турецкого султана Гасан-паша созвал в Анапе съезд князей, дворян и старшин, от которых потребовал объединиться для борьбы с «неверными». В 1834 г. русофоб Давид Уркварт попытался даже из отдельных подкупленных им князей создать «правительство» под покровительством Англии. Аналогичные попытки делали английские агенты Белл, Лонгворт и Найт. Однако добиться желаемого они не смогли. Зарубежные эмиссары заботились не о государственном объединении, а лишь об организации на Северо-Западном Кавказе антирусского объединения, способного за их корыстные цели вести борьбу с Россией.

В течение первой половины XIX в. Северный Кавказ оставался раздробленным на ряд владений, управляемых князьями, и сельские общины, где политическая власть находилась в руках «избираемых» старшин. Территорию западных кабардинцев занимало владение Бесленеевское, разделенное на два удела князей Шолоха и Бекмурзы. Западнее их по рекам Псафр и Ккель располагались владение Машоковское, во главе которого находилась княжеская фамилия Бехгарсоковых, владение князей Болотоковых, владение Хатухаевское (получившее название по имени владельческой княжеской фамилии Хатикоай), Бжедухское. Черченеевское и Хамышевское владения также получили свои названия по имени владельческих фамилий Черчеиовых и Хамишеевых. Самостоятельными были «владения, заключающиеся в одном лишь владетельном княжестве дома Бастокко, который живет с малым числом подвластных на берегу моря в
окрестностях р. Вепсне» 4.

В южных окрестностях устья р. Кубани, частично и на полуострове Тамань было владение трех княжеских родов: Бхгезеноко, Занекко и Шамекко. Небезызвестный Сефербей происходил из первой из этих княжеских фамилий. Независимыми от власти князей были крупные территориальные союзы натухайцев, шапсугов, абадзехов и убыхов, в которых вместе с вольными земледельцами проживали дворяне.

Список исторических источников:

1. Броневский С. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. М.. 1828.
Т. 2. С. 112.
2. ЦГИА ГССР. Ф. 1083. Оп. 2. Д. 4У. Л. 41.
3. Хан-Гирей. Указ. соч. С. 168.
4. Там же. С. 171-195.

Поделиться

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here