Домой Популярно Внутренние противоречия в горских обществах и политика России на Кавказе в 1830-х...

Внутренние противоречия в горских обществах и политика России на Кавказе в 1830-х годах

120
0

Во время войны с Персией российскому командованию удалось сохранить относительное спокойствие в крае. И.Ф. Паскевич настаивал на мирном разрешении возникающих конфликтов, закрывая глаза на отдельные случаи «хищничеств». Но наступившее затишье было обманчивым, т.к. в горах всё шире разворачивал свою пропаганду Кази-мулла. Взрыв произошел в 1830 г. и охватил горные районы Дагестана и Чечни. В Кази-мулле российская власть увидела опасного соперника, претендовавшего на влияние в регионе, и постаралась устранить его с помощью армии. Показательно, что действенных шагов в сторону попытки договориться с ним не предпринималось.
Для Кази-муллы и его сторонников Аварское ханство имело огромное значение. Здесь располагалось большинство «вольных обществ», являвшихся социальной базой нового движения, здесь они могли черпать военные силы для осуществления своих амбициозных замыслов. Фактическое управление ханством находилось в руках Паху-бике, игравшей роль регента при юном сыне, что при господстве маскулинных ценностей не могло не привести к падению авторитета правящей династии и обуславливало её военно-политическую слабость (1). Осознав опасность, грозящую её владениям, ханша обратилась к российской администрации с просьбой о подданстве и в 1829 г. присягнула на верность России. Одновременно зондировалась возможность заручиться покровительством со стороны Персии и Порты, но после поражения в войне с северным соседом эти страны не имели возможности влиять на происходившие на Кавказе события. Между тем ситуация всё больше накалялась. Кази-мулла усилил агитацию, призывая приверженцев к газавату, причём в образе зла выступала не столько российская власть,
сколько местная знать, в которой неистовый проповедник видел своего главного конкурента. Во главе восьмитысячного ополчения он зимой 1830 г. выступил к столице ханства – Хунзаху, но потерпел здесь сокрушительное поражение от храбрых защитников селения. Отряд Кази-муллы рассыпался, а его правая рука – Шамиль – чуть было не расстался с жизнью от рук собственных приближенных, и только заступничество дервиша Нур-Мухаммеда спасло будущего имама от смерти. Идеи, проповедуемые Кази-муллой, ещё не овладели умами настолько, чтобы заставить выполнять любой приказ проповедника безоговорочно и беспрекословно. Да и образ врага выглядел несколько размыто и неоднозначно. Куда более зримыми и понятными для горского менталитета врагами могли стать дальние, а не ближние соседи (2). И здесь значение российского фактора сложно переоценить. Именно Россия была наиболее «удобным» врагом, в противостоянии с которым можно было сплотить местные племена. Но борьба с ней оказалась куда более опасной и тяжёлой, о чём на собственном опыте убедился первый имам. Загнанный в своё родное селение, он погиб, так и не успев осуществить своих замыслов.
Но своему преемнику Гамзат-беку он оставил неплохое наследство в виде пустившей глубокие корни идеи о дороге в рай «под сенью сабель». Когда тот летом 1834 г. вторгся на территорию Аварского ханства и осадил его столицу, дни некогда грозной феодальной фамилии были сочтены. Верхушка «старой знати» Аварии была уничтожена. В результате столь кровавой «ротации кадров» были созданы условия, обеспечивающие приход во власть незаурядных, ярких лидеров, которые благодаря своим качествам могли участвовать в формировании новой элиты горского общества. Это была скользкая и небезопасная дорога. На ней приходилось опасаться как соратников-соперников, так и представителей горских фамилий, которые уже закрепили свой привилегированный статус и без боя не желали сдавать позиции. Показательно, что свою смерть в сентябре 1834 г. второй имам нашел не от рук русских, от столкновений с которыми Гамзат-бек воздерживался, а от кровников, отомстивших ему за истребление аварского ханского дома.
Ситуация вокруг Гамзат-бека в контексте российской политики любопытна тем, что на этот раз власть не спешила расправиться со своим новым противником, а заняла выжидательную позицию. Да и сам новоявленный имам не торопился идти на обострение, помня печальную участь своего предшественника.

1. Блиев М.М., Дегоев В.В. Кавказская война. – М.: «Росет», 1994. – С.260.
2. См.: Карпов Ю.Ю. Взгляд на горцев. Взгляд с гор: Мировоззренческие аспекты культуры и социальный опыт горцев Дагестана. – СПб: Петербургское Востоковедение, 2007. (глава 4).

Из монографии Клычникова Ю.Ю. «Солдат империи Николай Иванович Евдокимов». – Пятигорск: ПГУ, 2019.

Поделиться

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here