Домой Без рубрики Русский полк шахской гвардии

Русский полк шахской гвардии

87
0

Пылков О.С.

Самым известным, среди перешедших к персам российских военных, был штаб-трубач Нижегородского драгунского полка, малоросс по происхождению, вахмистр Самсон Яковлевич Макинцев (Маклинцов) (1776 или 1780-1849 гг.). В 1802 г., накануне войны с Персией (1804-1813 гг.), он совершил побег из Нижегородского драгунского полка к персам. Впоследствии, наличие у него боевых навыков и 150 соотечественников под командованием (к июню 1808 г.), обратило на себя внимание наследного принца Аббас-мирзы. В результате Макинцев был принят на службу в персидскую армию наибом (лейтенантом), а затем и султаном (капитаном) в Эриванский полк. С.Я. Макинцев предложил персидскому шаху сформировать из русских дезертиров батальон, который он получил под свое командование в чине сарханга (полковник).

Обладая высоким ростом и красивой наружностью Самсон-хан умел читать и писать на родном языке, также с трудом объяснялся на персидском и турецком языках, курил кальян, но был великодушным и набожным человеком (например, помогал продовольствием арестантам). Макинцев был женат около трех раз. От первой жены, армянки по национальности, из деревни Кизылджа близ Салмаса, он имел трех дочерей. После смерти первой жены, убитой Самсон-ханом за неверность, он женился на незаконной дочери грузинского царевича Александра, Елизавете, от которой имел сына Джебраила и дочь Анну. Третья жена Самсон-хана была халдейка и умерла бездетной.

В отличие от слабодисциплинированных персов, русские солдаты, даже дезертировавшие, были более склонны к исполнению обязанностей регулярной военной службы. К тому же Аббас-мирза, пришедший в Тавризе в восхищение от выправки дезертиров и пожаловавший Макинцеву майорский чин, считал, что неизбежная война с русскими заставляет знакомиться с их боевым учением.

В 1809 г., по достижении дезертирами половины личного состава Эриванского полка, Аббас Мирза перевел их в Тавриз, где, совместно с инструкторской ротой Лисенко, под началом Самсон-хана (Макинцева) был образован отдельный русскийгренадерский батальон в составе персидской гвардии, который «составлял охрану спокойствия правителей Персии, надежду на штурмах и в делах решительных» . После одержанных побед в Курдистане, в войне с турками, и успешного штурма Герата, батальон, как лучший в персидской армии, стал именоваться «Багадеран» (Бехадыран), т.е. «Богатырский» или гренадерский. Другим названием батальона, после того как часть дезертиров приняла ислам, стало «Йенги мусульман», т.е. «Новые мусульмане». В батальоне была установлена суровая дисциплина, своевременно выплачивалось жалование, разрешалость обзаводиться семьями (женившись на халдейках и армянках) и собственным домом. Униформа батальона включала зеленые куртки, принятые в эриванских частях, меховые шапки сарбазов, под которыми были длинные волосы. При этом принявшие ислам дезертиры отращивали бороды и зюльфы.

В 1810 г. Багадеран, состоявший из двухбатальонного полка, принял участие в русско-персидской войне. Вэтом году, в ночном бою у переправы на Араксе, сражалось до 70 дезертиров, которые практически все были переколоты, а взятые в плен 3 человека, повешены (смертную казнь через повешение за дезертирство ввели только в 1809 г. – О.П.) «за измену вере и отечеству». В составе батальона сарбазов, атаковавших 7 февраля 1811 г. русский пост в деревне Шегаузе, находилось около 50 дезертиров. А 19-20 ноября 1812 г., двигаясь к Асландузу, в ожесточенном бою, солдатами генерала П.С. Котляревского, дезертиры (около 200 чел.) были окружены и практически полностью уничтожены (28 пленных были осуждены «кратким военным судом» и повешены). Около 400 чел. с серхенгом Мирза-Ахмед-Кашани из Багадерана, впоследствии были разгромлены под Аркеванью, потеряв еще 52 чел. пленными . В 1813 г., на основе Гюлистанского мирного договора, несмотря на нежелание персидского руководства возвратить служивших образцом для персидских войск завербованных российских военных, часть военнопленных и уцелевших дезертиров была выдана России.

Однако, благодаря посулам, деньгам и хитрости Самсон-хана, русский батальон быстро восполнил свои потери. Для увеличения числа русских дезертиров Макинцев направлял пропагандистов, которые обещаниями уговаривали солдат «тайно на побег», внушали им выгоды от поступления на персидскую службу, а также поили военнослужащих вином и захватывали их силой. Как и прежде, батальон комплектовался за счет беглых и военнопленных солдат (в первую персидскую войну 1804-1813 гг. у персов оказалось 733 нижних чинов; за вторую войну 1826-1828 гг. — 31 офицер и 1320 нижних чинов), а также иранских христиан (армян и ассирийцев). Батальонными офицерами становились русские и уроженцы Закавказья (например, тифлисский армянин Соломон Ениколопов (Ениколопян), Давид и Заал Сагиновы (Шагиняны) и др.). Хотя большая часть личного состава Багадерана сохраняла христианскую веру, некоторые из военных, спасаясь от выдачи в Россию (например, после 1819 г.), формально принимали ислам.

Суровая дисциплина в этом воинском подразделении компенсировалась своевременной выплатой жалованья, а также возможностью обзавестись домом и семьей. В батальоне, к началу 1820-х гг., появились не только постоянная организация, но и деление на холостых и семейных солдат. Последние, численностью около 200 чел. (осели в Тавризе, Салмазах, Хое, Мораге и др. местах Азербайджана), получали землю (с садами и полями, которыми пользовались без платы), имели достаток и составляли резерв батальона. При роспуске батальона на постой (поскольку батальон целиком не отпускали на постой, жалованье солдаты получали большую часть года), в их домах квартировали холостые дезертиры. Военнослужащие данного подразделения, пользуясь большим доверием Аббас-Мирзы, составляли внутреннюю стражу и несли караулы во дворце наследника.

Впоследствии Багадеран принял участие в новой русско-персидской войне (1826-1828 гг.). Несмотря на нежелание Самсон-хана воевать против своих единоверцев, Аббас-мирза сделал его военным советником, приказав двинуться в поход в составе резерва. 30 августа 1826 г. русский батальон, вместе с шахской гвардией под командованием Касум-хан (как старший по должности после Самсон-хана), присоединился к действующей армии. Багадеран участвовал в осаде Шуши, а также в сражении 13 сентября 1826 г. при Елизаветполе, где дезертиры, под руководством Касум-хана, командира 2-го персидского гвардейского батальона Аббас-мирзы, защищали правый фланг центра персидской позиции. 17 августа 1827 г. батальон отличился при Аштараке (дело при Эчмиадзине), где дезертиры, перед тем как вступить в рукопашную схватку с русскими солдатами, обращались к ним с окликом: «Ты какой губернии?». За этот бой Аббас-мирза пожаловал Макинцеву генеральские эполеты. Русские эполеты, мундиры «на русский образец», российские знаки отличия носили и другие офицеры батальона.

Багадерана являлся наиболее дисциплинированной и боеспособной частью персидской армии, которая находила применение в штурмах неприятельских позиция, а также при подавлении внутренних восстаний (например, туркменов, авганцев и др.) и религиозных волнений. С помощью русских военнопленных и «беглых солдат», армян, местных несториан, офицеров из русских и уроженцев Закавказья, в 1828-1829 гг., батальон восполнил свои потери и насчитывал 1400 чел., представляя 2-х батальонный полк/ Основная часть личного состава сохраняла приверженность христианской вере. Стараясь склонить солдат к семейной жизни и тем самы еще больше привязать их к новой родине, Макинцев располагал полк в тех местностях, где преобладало христианское население (в Мараге, Урмии или Салмасе). Помимо нравственной пользы, данная мера способствовала тому, что через такое родство христианские семейства приобретали защитников среди персов. По приказу Самсон-хана солдатские дети получали первоначальное образование, обучаясь в армянских школах. После их окончания выпускники либо зачислялись в полк, либо поступали в обучение к ремесленникам, при личном и строгом надзоре Макинцева за их поведением.

Пылков О.С. Русские сарбазы в Персии // Отрадненские историко-краеведческие чтения. Вып. IV. Материалы международной научной конференции, посвященной 130-летию со дня рождения краеведа П.М. Галушко [Текст]/ Науч. ред. С.Н. Малахов, составитель С.Г. Немченко. – Армавир: Издатель Шурыгин В.Е., 2016. 326 с. С. 104-111.

Поделиться

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here