Домой Популярно Старообрядчество у казаков-линейцев

Старообрядчество у казаков-линейцев

58
0

Великая Н.Н.

В последнее время пристальное внимание исследователей обращено на изучение роли православия и православной церкви у казачества. При этом делаются выводы о господстве православия, его определяющей мировоззренческой роли и т.п. Однако еще в дореволюционных трудах Г.Ткачева, А. Ламанова, Ф. Гребенца, Ф. Чернозубова и др. были приведены многочисленные факты, свидетельствующие о распространение у казаков-линейцев старообрядчества. Историческую базу проблемы расширили советские, российские исследователи (Н.П. Гриценко, И.Л. Омельченко, С.В. Телепень, В.В. Виноградов и др.). Однако выявленные источники нуждаются в обобщении и теоретическом осмыслении.

Первые раскольники с Дона появились на Кубани и Тереке уже во второй половине XVII в., они направлялись сюда в одиночку и партиями. Последние стали особенно многочисленны после разгрома восстаний С. Разина и К. Булавина. В тот период старообрядцы играли заметную роль в движениях социального протеста. Независимость религиозная и политическая рассматривалась казаками-староверами в неразрывном единстве.

В начале XVIII в. к старообрядцам на Тереке относились терпимо, т.к. «Служат они государю верно и без измены». Когда же с 20-х гг. усиливается церковное давление на них, это вызывает побеги на Кубань. В 1745 г. казаки заявили властям, что если преследования не прекратятся, они «покинут Терек и разбегутся в разные стороны». Уступки властей предотвратили волнения и новые побеги.

В конце XVIII в.правительство переселяет на Кубань и Терек донцов, в основном, старообрядцев. В частности правый фланг будущей Кавказской линии осваивается казаками из Есауловской, Кобылинской, Пятиизбянской, Верхне- и Нижнечирской и других станиц. Эти станицы «многолюднейшие на Дону и состоят из лучших казаков, держащихся раскола, в коих грубость и жестокосердие первейшие характеры, соединенные с упорностью».

Первоначально в новых станицах принимали беглых священников, а с возникновение в 1846 г. Белокриницкой церкви большинство казаков-поповцев примкнуло к ней. В станицах их иногда называли «австрийцами», так как провозглашение старообрядческой епархии произошло в с. Белая Криница на территории Австрии.

Крупнейшим центром старообрядчества на Тереке была станица Червленная, казаки которой длительное время не допускали поселения здесь православных, а на Кубани – Прочноокопская, где по данным 1844 г. на 2 249 староверов приходилось 256 православных.

В начале XIX в. во многих линейных станицах число старообрядцев возросло. Епископ Иеремия, в 1843 г. побывавший на Тереке, сообщал в Синод, что в Гребенском войске практический не осталось православных церквей, а Кизлярский и Моздокский полки находятся на пути к старообрядчеству. Его деятельность, на запрещение раскольнических богослужений, вызвала волнение гребенцов. Но как и ранее, преследуемые епархиальным начальством, казаки нашли защиту у войскового. Против религиозных притеснений выступали наместник Кавказа, командующий Кавказским корпусом, наказной атаман линейного войска. По мнению митрополита Гедеона, казачье линейное духовенство не находило ни нравственной, ни материальной поддержки, становилось жертвой произвола военных властей и станичного руководства. В условиях военных действий на Кавказе раздражать и притеснять линейных казаков, боевые заслуги которых неоспоримы, никто не желал. Это было и рискованно, о чем свидетельствовал пример некрасовцев и тех староверов, которые переходили к Шамилю.

Конфликт начала 40-х гг. завершился тем, что в 1845 г. православное духовенство почти ста линейных станиц было отделено от Кавказской епархии и подчинено обер- священнику Кавказского отдельного корпуса, находившемуся в Тифлисе. Лишь в 1867 г. войсковое духовенство было соединено с епархиальным. В целом постоянные изменения административно-церковного управления в конце XVIII-XIX вв. не способствовали эффективному противодействию старообрядчеству. В середине и во второй половине XIX в. были известны случаи перехода казаков из православия в старообрядчество, как на Кубани, так и на Тереке.

Тем не менее, удельный вес раскольников в общей массе населения неуклонно сокращался. Это было вызвано военными действиями и переселенческой политикой правительства. Старообрядцы «тонули в море» православного населения, прибывшего из различных регионов России. С другой стороны согласно В.А. Колесникову, при заселении передовых рубежей, где велики были потери от столкновений с горцами и от болезней, первыми в списки заносили неправославные. Так в результате переселений в ст. Темнолесской в 1834 г. осталось всего 45 старообрядцев, в 1846 г. – 6. На этот процесс оказывали влияние и меры, предпринимаемые православной церковью по борьбе с расколом. В пореформенный период старообрядцы не испытывали серьезных притеснений, тем более что роль старообрядчества как формы социального протеста неуклонно убывало. Вопросы веры все более становились частным делом казаков. В коне XIX в. казаки-старообрядцы вели достаточно замкнутый образ жизни, пользовались старопечатными книгами, редко роднились с православными, не брили бород, не курили. Они считали себя хранителями древнерусских обычаев и порядков, верными сынами древнехристианской церкви. Это, по мнению дореволюционных авторов, придавало им нравственную силу и гордость.

Согласно Л.И. Футорянскому в начале XX в. раскольники в Терском войске составляли 15,6%, в Кубанском – 1,5% казаков.

Источник: Кубанское казачество: три века исторического пути. Материалы международной научно-практической конференции. Краснодар 1996. Стр.35-38

Поделиться

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here