Домой Популярно А. А. Бестужев-Марлинский о природе Северного Кавказа

А. А. Бестужев-Марлинский о природе Северного Кавказа

99
0

Дударев С.Л., Дударев Д.С.

Гляжу на перламутровую цепь гор — и не могу наглядеться. Скажите, чего тут нет? Расскажите, что есть тут? Невозможно.
А.А. Бестужев-Марлинский.

Что за дивные виды на каждом шагу, при каждом повороте ущелия! Проложите сюда чугунную дорогу, осветите газом пещеры — логовища барсов, нажарьте из них котлетов на парах и постройте гостиницы там, где блестит теперь винтовка горского разбойника, так будьте уверены, что английские милорды и набобы не пожалеют тысяч фунтов стерлингов за виды, которыми пользуюсь я теперь за восемь копеек на версту.
А.А Бестужев-Марлинский.

Один из ярких представителей замечательной плеяды писателей-декабристов, Александр Бестужев родился 23 октября 1797 года в Петербурге. В 18о6 году Александра определили в Горный кадетский корпус. В 1816 году он поступил юнкером в лейб-гвардию, а в 1817 году был произведен в офицеры. А. А. Бестужев являлся членом Северного общества декабристов, участвовал в подготовке и проведении восстания. После его подавления А. А. Бестужев был арестован и сослан в Сибирь на поселение в Якутск, а в апреле 1829 г. определен рядовым на Кавказ. Погиб Марлинский 7 июня 1837 года в сражении с горцами на мысе Адлер.

Цель настоящего очерка заключается в том, чтобы рассмотреть взгляды писателя-декабриста на природу Кавказа, выявить особенности в её восприятии указанным автором. Учитывая, что данная тема не становилась ранее предметом исследовательских изысканий, она имеет определенный научный интерес. А. А. Бестужев, описывая природу Кавказа, работал в разных жанрах. Среди его произведений — письма, повести, рассказы (в том числе исторические), быль.

Для первых произведений, написанных Бестужевым-Марлинским, был характерен романтический дух. Эта направленность прошла через всю богатую событиями жизнь писателя. Во время пребывания в ссылке, романтизм сохранился, несмотря на тяжелые условия службы и дальнейшее переосмысление жизненных ценностей. Духовной опорой Марлинского служила природа, ей он восхищался, будучи в ссылке в Сибири. Не изменил автор этому восприятию природы и на Кавказе.

«Путешествие мое было не очень сентиментально, зато очень живописно. Вы ничего не видали, не видев Лены весною; это прелесть! за каждой излучиной новая картина, новое очарование» » Но ещё больше пленила писателя-декабриста красота природы Кавказа. «Какой переход от края, где нет ни роз, ни соловья!». О природе и особенностях Кавказского края Марлинский имел представление ещё в период до декабрьского восстания. Этому послужили многочисленные работы ученых-кавказоведов, таких как Г. Гмелин, И. Гюльденштедт, Я. Рейнегесс, Г.-Ю. Клапрот. Высокую оценку дал Марлинский книге С. Броневского. В основу написанной в 1824 г. повести (в которой были элементы фантастики, впрочем, не затемнявшие реальных исторических событий), были положены материалы, отразившие широту знаний Марлинского о Кавказском крае до его появления здесь.

«Гляжу на Кавказ — и кажется, я не впервые здесь» — писал он позднее в одном из своих очерков. Нередко для большей передачи полноты об¬разов, вызванных у него природой Кавказа, Мар¬линский сравнивал её с человеком: «Наконец, ох¬ватив крутым поворотом мыс Малой Кабарды, он (Терек. —Авт.), как мусульманин, набожно обраща¬ется к востоку и, мирно напояя враждующие берега, несется то по грядам камней, то по глинистым отмелям упасть за Кизляром в чашу Каспия». Примечательно, что Марлинский, описывая природу, порой использовал образность, основанную на сравнении увиденного с теми или иными направлениями в литературе и искусстве: «В волканических произведениях вкроплены (inerustes) мелкие блестящие кристаллы, яркие слои порфира, — это классицизм; но толща, которою они проникнуты, облиты, превращены, — романтизм».

Особое место в описании Марлинским природы занимали картины горного пейзажа, в которых он ви¬дел «высокий идеал романтизма». «Я упивался зрением… я любовался Казбеком, на льдяных раменах которого отдыхали облака, и ненаглядною цепью опаловидных гор, и голыми утесами ущелья…». Или: «Гляжу на перламутровую цепь гор — и не могу нагля¬деться. Скажите, чего тут нет? Расскажите, что есть тут? Невозможно». Еще до ссылки на Кавказ Марлинский отмечал, что «горы есть поэзия природы». Но кроме романтического описания гор, писатель-декабрист говорил о них в своих произведениях и вполне по-научному. В период ссылки на Кавказе Марлинский не просто любовался очаровательными видами кавказских красот, но и изучал их. Так, в «Письме к доктору Эрману» декабрист писал: «Горы Лазистана изобилуют металлами, медью и оловом в особенности; это видно по голубым и зеленым скалам». Или «в отношении геогностическом меня всего более изумило отвесное слоесложение многих громад Кавказа между волнистыми, покатыми и горизонтальными пластами первозданных пород». Познания исследователя-декабриста позволяли ему даже критиковать известного путешественника и выдвигать свою точку зрения по данному вопросу. Откуда же такие разнообразные познания у Марлинского? Очевидно, обучение в Горном кадетском корпусе не прошло бесследно. К этому можно прибавить и тесную связь декабриста с известным немецким физиком Г.-А. Эрманом во время ссылки в Сибири. Перечисленные факты из биографии А. А. Бестужева и помогали ему с научных позиций подходить к изучению природы Кавказа.

Как отмечали ещё советские исследователи, декабристам была свойственна некоторая буржуазность, которая отразилась в конституционных проектах лидеров декабристских организаций, провозглашавших переустройство крепостной России и утверждавших ряд буржуазных свобод. Предпринимательский подход присутствовал и у Марлинского в его отношении к природе. Пребывая в Шамахе он заметил: «…что за дивные виды на каждом шагу, при каждом повороте ущелия! Проложите сюда чугунную дорогу, осветите газом пещеры — логовища барсов, нажарьте из них котлетов на парах и постройте гостиницы там, где блестит теперь винтовка горского разбойника, так будьте уверены, что английские милорды и набобы не пожалеют тысяч фунтов стерлингов за виды, которыми пользуюсь я теперь за восемь копеек на версту». В определенном смысле А. Марлинский предвосхитил проекты нынешнего полпреда в СКФО А. Хлопонина.
Приведенные данные показывают, что А. А. Бестужев разносторонне воспринимал предмет своего восхищения, использовав помимо романтического подхода к изучению природы Северного Кавказа научный и практический.

Источник: Дударев С. Л., Дударев Д.С. Вклад декабристов в формирование толерантного отношения российского общества к народам Северного Кавказа: книга очерков / С. Л. Дударев, Д.С. Дударев. — Армавир: Графа, 2012. С.11-14.

Поделиться

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here