Домой Популярно Исследование Кавказа военными в первой половине XVIII века (Часть 1)

Исследование Кавказа военными в первой половине XVIII века (Часть 1)

62
0

Колосовская Т. А.

Начало XVIII века как с точки зрения истории российско-кавказских взаимоотношений, так и с точки зрения изучения Кавказа, имеет свои особенности. Именно с этого времени зарождается организованное и систематическое изучение Кавказа и его народов, свою роль в котором сыграли российские военные.

Позиции России на Кавказе в начале XVIII в. ограничивались небольшим районом на Каспийском побережье с укрепленным городом- крепостью Терки и станицами гребенских казаков, переселившихся по приглашению правительства на левый берег р. Терека. Остальная, большая часть, Восточного Кавказа входила в сферу влияния Персии. Тем не менее в отношении этого региона у Петра I имелись грандиозные планы. Уже на завершающем этапе продолжительной Северной войны со Швецией первый российский император начал задумываться о приобретении новых торговых путей в Среднею Азию и Индию. Для этого большое значение имело закрепление на берегах Каспийского моря «как базиса для азиатской торговли». Однако регион еще предстояло узнать.

В 1714 г. с целью исследования восточного берега Каспийского моря состоялась экспедиция гвардии капитан-поручика А. Бековича-Черкасского. По заданию Петра I он должен был начать переговоры с хивинским и бухарским ханами, наладить торговые и дипломатические отношения. А. Бекович вместе со своим помощником лейтенантом А.И. Кожиным собрали надежные сведения о восточных берегах Каспия и составили карту моря. Однако дипломатическая миссия А. Бековича не принесла ожидаемых политических результатов. Сам он погиб вместе с отрядом сопровождающих его солдат и казаков в итоге печально известной Хивинской экспедиции.

Гибель А. Бековича показала невозможность воспользоваться торговым путем в Индию через Среднюю Азию, поэтому Петр I принялся разрабатывать планы устройства надежного и безопасного торгового сообщения с Индией через Персию и ее прикаспийские провинции. Естественно это требовало расширения знаний о западном побережье Каспийского моря. С этой целью на Восточный Кавказ направлялись российские офицеры, которые, сменяя друг друга, занимались изучением и сбором разного рода сведений военно-стратегического, естественно-географического, экономического, этно-социального характера.

В 1715 году в Персию с дипломатической миссией был отправлен подполковник Артемий Петрович Волынский (1689-1740). Путь его пролегал из Астрахани морем мимо Дербента, до Низовой пристани, а оттуда по суше до Исфахана. Помимо приобретения торговых привилегий для русских купцов, царскому посланнику предписывалось подробно ознакомиться с политическим и экономическим положением Персии, выяснить состояние ее вооруженных сил и крепостей. В лично подготовленной Петром I для А.П. Волынского специальной инструкции предписывалось, «едучи ему в пути» по владениям шаха «как морем, так и сухим путем… присматривать прилежно, искусно и проведывать» об экономических и географических особенностях северных провинций Ирана; узнать «все места, пристани и города, и прочие поселения и положения мест», а также «какие где в море Каспийское реки большие впадают». Далее надлежало точно узнать, «есть ли на том море и в пристанях у шаха суда военные или купеческие.». По настоянию Петра I необходимо было «особливо проведывать про Гилян и какие горы и непроходимые места. отделили Гилян и прочие [северные] провинции, по Каспийскому морю лежащие, от Персиды». Все это нужно было узнать в строжайшей тайне — «так, чтоб того не прознали персияне. И делать о том записи в журнал повседневный, описывая все подлинно».

Дипломатическая миссия А.П. Волынского увенчалась успехом. 1 сентября 1717 г. он выехал из Исфахана, заключив перед отъездом договор, по которому русские купцы получили право свободной торговли по всей Персии, право покупать шелк-сырец повсюду, где захотят и сколько захотят.

Посланник зимовал в Шемахе и здесь имел возможность еще более пристально взглянуть на состояние интересовавших российского государя территорий и характер их населения. Тщательно записанные в «Журнале посланника А. П. Волынского» сведения стали одним из ранних опытов военно-разведывательного описания Восточного Кавказа.
Стремясь выявить и сообщить Петру I как можно больше информации Волынский приводил весьма интересные описания Гилянской провинции и ее населения. Как отмечалось в его «Журнале», в 1717 г. провинция была поражена «поветрием» моровой язвы, от нее умерло, «сказывают… с 60 000 человек здешних жителей.». По мнению посланника, это объяснялось тем, что места в Гиляне «зело сырые и непрестанно ложатся от гор великие туманы и мглы, от которых зело нездоровый и заразительный воздух. И редкий год, чтоб поветрия не было». Поэтому «мясо здесь с гнилым запахом, [и жители] одним рисом питаются» . О городах и селениях Гиляна Волынский писал, что они «в великих лесах и в болотах, где ни малых полей нет, токмо болота и непроходимые леса. Народ гилянский зело крупен, только весьма невоенный, и оружия никакого не имеют, и самой народ — дикой и робкий. И живут все раздельно, и редкую деревню можно сыскать, чтоб дворов по пять или по десяти было, разве по два и по три двора». При этом Волынский отмечал следующую черту их характера: «Каждый радпоследнее отдать, нежели кого в дом свой решиться пустить, и сами в иные места мало ездят» .
В целом включенные в «Журнал» важные и чрезвычайно ценные наблюдения позволили Волынскому обосновать необходимость присоединения стратегически важных и богатых природными ресурсами прикаспийских провинций к России.

С дипломатической миссией А.П. Волынского была тесно связана военно-разведывательная деятельность, входившего в состав посольства Андреяна Ивановича Лопухина (? — 1755). Как близкий родственник первой жены Петра I он пользовался особым расположением в шахском дворе, что вызвало ревность со стороны его непосредственного начальника. Желая избавиться от опасного соперника, А.П. Волынский в 1718 г. дал Лопухину поручение доставить в Россию из Шемахи шахские подарки для самого Петра I, в число которых входили лошади и слон. Отправка крупных животных Каспийским морем на небольших морских судах того времени была весьма затруднительной, поэтому Лопухину пришлось воспользоваться сухопутным путем через Северный Дагестан. Путь через Дербент — Тарки — Терки — Астрахань считался трудным и опасным, т. к. пролегал через местности с беспокойным населением, тем более что Волынский выделил для охраны конвой только из 30 солдат.

Несмотря на все опасности (экспедиции пришлось выдержать нападение со стороны горцев), А.И. Лопухин справился с поставленной перед ним задачей и тем самым не только сохранил «государственное имущество» — слона, но и выполнил задание правительства Петра I о доскональном изучении сухопутного пути из Дербента в Астрахань.
Трудности этого перехода с описанием пути следования А. И. Лопухина нашли отражение в «Журнале путешествия через Дагестан». В нем содержатся топографические и другие данные маршрута: возможность прохода по нему войск, кавалерии и артиллерии, снабжения их водой, кормом, фуражом, наличие водных преград и т. д. Значительную часть «Журнала» составляет описание городов, их фортификационных сооружений, количества войск.

Не укрылась от глаз внимательного А.И. Лопухина неспокойная политическая обстановка в регионе. В беседах с одним из дагестанских владетелей последний говорил ему, что «он государю нашему. слуга верный, и воле его государевой ни в чем преслушен не буду, за что на меня есть великое гонение от шаха и [со] здешними владельцами дагестанскими со всеми имею ссору за то, что я стал служить государю и имею по милости его государев здесь караул с Терку с 2-мя пушками, также и жалованье мне дается, и за то все меня ненавидят.» . Наконец, нельзя не отметить короткие, но меткие этнографические зарисовки местного населения. «Народ именуется под властью Алдигирея, — отмечается в «Журнале», — только люди очень вольные, его самого мало слушают, и промежду собой у них живут драки частые и убийства. Харчей здесь в Тарках великая нужда и сыскать купить не можно, все так дорого, что мы еще нигде так не видали, и тутошние жители больше пробавляются просом и мясом бараньим».

Удачно выполненная миссия военно-политической разведки А. П. Волынского и его сподвижников привела к повышению Артемия Петровича по службе, и в чине полковника он был в 1719 г. назначен губернатором в Астрахань. Здесь ему предстояло готовить военную экспедицию на Восточный Кавказ, вошедшую в историю как Персидский поход Петра I.

Источник: Колосовская Т. А. Российские военные в интеллектуальном освоении Северного Кавказа XVIII – начала XX в. /Дисс. д.и.н. – Ставрополь, 2018. С.91-95.

Поделиться

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here